Эта женщина...


Эта женщина далёко-далеко,
Этой женщине живётся нелегко,
Большерукая как снежный человек
Ждёт она меня наверно целый век.

У неё была до пояса коса,
Звёздной полночью наполнены глаза.
От такой вот, от такой вот как она
Было Пушкину да Блоку не до сна.

Вот таких рублём задаривал купец,
Красотою - раззадоривал скупец,
А ямщик сажал с собой на облучок,
Я навек с её глазами обручён,
А ямщик сажал с собой на облучок,
Я навек с её глазами обручён.

По планете я шатаюсь, как шальной,
Забываю эту женщину с иной.
Мне как мальчику прозрачно и светло,
Но однажды ради той, что далеко
Я всем женщинам планеты изменю,
На второй этаж взбегу и позвоню,
И возникну, словно солнце из тумана:
"Здравствуй, мама, здравствуй, мама,
Здравствуй, мама!"