Три ромашки


И взойдет тишина, голубики лесной голубее,
И травою забвенья осколки в полях зарастут...
И подохнет война в облюбованной смертью траншее,
И плацкартные полки живые друзья обживут...
И подохнет война в облюбованной смертью траншее,
И плацкартные полки живые друзья обживут...

А на Казанском отыщу я три ромашки,
И пробегу в горячем темпе марш-броска
Три переулка до твоей многоэтажки,
И три пролета до веселого звонка...

И откроется дверь, и глаза твои вспыхнут навстречу,
И дохнет мне в лицо позабытый домашний уют
И любимые руки взлетят на усталые плечи,
И тоской ожиданья, и жаждой любви обожгут...
И любимые руки взлетят на усталые плечи,
И тоской ожиданья, и жаждой любви обожгут...

А на Казанском отыщу я три ромашки,
И пробегу в горячем темпе марш-броска
Три переулка до твоей многоэтажки,
И три пролета до веселого звонка...

И нагадают нам бессонницу ромашки,
И не до сна нам будет вправду, а пока
Три минных поля до твоей многоэтажки,
А может статься, до последнего звонка...

Три минных поля до твоей многоэтажки,
А может статься, до последнего звонка...