Публикации

"Малежик поправляется и пишет песни"

6 мая

Кто не знает заслуженного артиста России, певца, композитора и поэта Вячеслава Малежика? Кто не поёт в семейном кругу, на отдыхе или в рабочие будни, в горе или в радости, его знаменитые шлягеры – «Попутчица», «Провинциалка, «200 лет», «Лилипутик», «У тебя сегодня свадьба», «Дорога»? А недавно, будучи на самоизоляции, Вячеслав Малежик записал цикл песен на военную тему. Обозреватель «АН» побеседовал с певцом и композитором.

- Вячеслав, несколько лет назад вы перенесли инсульт. Как сейчас ваше самочувствие?

- Хорошо, сейчас стараюсь окончательно освободиться от своего недуга, чтобы бегать вприпрыжку, как когда-то. Мы с женой Татьяной больше месяца находимся на даче. Как нынче говорят, на самоизоляции. Здесь я прекрасно сплю, потом встаю, делаю зарядку для моих проблемных органов. Потом завтракаем, играю на гитаре, пою, сочиняю, пишу рассказы, стихи. Общаюсь с друзьями по интернету и даже записываю какие-то песни. Вот у меня получился, на мой взгляд, симпатичный цикл песен на стихи Юрия Ремесника и Михаила Танича.

- Расскажите об этом цикле!

- Мы его записали виртуально, так сказать. Музыканты находились в Москве, я писал вокал на даче, и потом Олег Завьялов, который был аранжировщиком у музыкантов, всё это дело микшировал и приводил к товарному виду. Мы решили написать такие песни о войне, чтобы там не было стрельбы, горящих танков и прочих вещей, которые обычно упоминаются, когда пишутся художественные произведения о войне. Хотелось сделать нечто подобное по силе воздействия фильму «Двадцать дней без войны» с Людмилой Гурченко и Юрием Никулиным. Мне кажется, нам это удалось.

- Какие сюжеты у этих песен?

- Одна песня «Сухарик» о поколении, к которому принадлежит мой соавтор Юрий Петрович Ремесник. Он родился за два года до начала Великой Отечественной войны, и все её горести испытал на собственной шкуре. Он видел немцев, которые были в деревне, где он жил в то время. Как сказал Юрий Петрович, он со всеми героями песен был знаком. Знаком, например, с почтальоншей бабой Нюрой, которая разносила всем жителям счастливые вести о том, что муж, брат, отец живы, либо приносила похоронки. Она являлась «вестником счастья и беды». Об этом и песня.

Песня «Колоски» - о поколении подранков, которые родились до войны, и дожили до наших дней. В детстве они были вынуждены собирать, после того, как хлеб уже был скошен, колоски, за которые им ещё и попадало. Это считалось расхищением социалистической собственности. Ещё одна песня о солдатике, который потерял ноги на войне, и передвигается на тележке с колёсиками. Он играет на баяне и честно зарабатывает своим трудом деньги на пропитание.

Пятую песню, которая вошла в этот цикл, я написал ещё в 1975 году. К тридцатилетию окончания войны. Написал её на стихи Михаила Танича, она называется «На Одере». К сожалению, её тогда не пропустил высоколобый художественный совет, из-за того, что я, родившийся после войны, не имел, дескать, морального права писать об этом событии. Песня, по моему мнению, удалась, практически каждый год в майские праздники я её пел на концертах, и где-то со второго куплета вместе со мной её пел весь зал.

- О чём эта песня?

- Михаил Танич описал ситуацию, когда немцы взорвали дамбу и спустили водохранилище, которое было на Одере. И вся территория перед Берлином была затоплена. Мы, когда придумывали песню, решили сделать её от лица героя поэмы Александра Твардовского Василия Тёркина. Молодого парня, который дожил до конца войны, и, несмотря на все трудности и горести, рад и счастлив.

- Вячеслав, кто у вас в роду воевал?

- Воевал отец, он был шофёром, служил в прожекторных частях. А потом перетаскивал на машине пушки. А мама была учительницей, и у неё есть медаль «За оборону Москвы». Во время немецких авиационных атак она со всеми сбрасывала с крыш зажигательные бомбы.

- Как поживает ваша большая семья?

- Дети и внучки находятся в Москве. Говорят, что боятся за нас, ведь у нас опасный для коронавируса возраст. Поэтому не проведывают нас. А может, это у них такая отговорка, чтобы не ехать. Но у нас есть какая-то духовная связь. И этого достаточно. А самое замечательное, что, прожив с женой бок о бок целый месяц, мы умудряемся не ругаться и даже улыбаемся друг другу, рассказываем анекдоты, поём вместе песни.

- А вы на даче чего-нибудь выращиваете?

- Наша дача не является дачей в советском понимании этого слова, когда приусадебный участок засаживается помидорами, огурцами и прочим. Зато мы тут вырастили практически лес. Туя в большом количестве. К сожалению, кедры ещё не пошли в рост, надеюсь, когда подрастут внуки, вырастут и кедры. Растёт смородина, малина, есть яблони. Мы не являемся традиционными дачниками, у нас, скорее, газон, нежели грядки. И когда наступает осень, и все начинают солить помидоры, огурцы и капусту, у нас происходит заготовка хреновухи.

- Можете дать рецепт нашим читателям?

- Берется семисотграммовая бутылка водки, желательно хорошего качества. На тёрке трётся 150 граммов хрена. Кладется туда 3-4 зёрнышка гвоздики, ложка мёда. Бутылка закупоривается и ставится в тёмную комнату с температурой порядка 20 градусов. На две недели. Потом напиток можно пить. Он вызывает желание жить и действовать, причём во всех направлениях – от творчества до любовных утех!

"Аргументы Недели", Александр Малюгин, 05.05.2020,