В трамвае нашей памяти


Сгорела сирень – значит, в этом году,
Значит, в этом году закончился май...
И мечется память в дожде и бреду,
И стонет ночами бессонный трамвай.
И мечется память в дожде и бреду,
И стонет ночами бессонный трамвай.

Сгорела сирень – значит, больше нигде,
Больше нигде не зажжётся мечта...
А ты всё мотаешься в чьей-то судьбе,
Слоняешься, ищешь, находишь не там.
А ты всё мотаешься в чьей-то судьбе,
Слоняешься, ищешь, находишь - не та.

В трамвае нашей памяти ни дыма, ни огня,
В трамвае нашей памяти всё умерло как будто...
Но жмётся под сидением забытая душа,
Пропавшая нечаянно на остановке гулкой.

Сгорела сирень – значит, снова за маем
Птицам вдогонку настало лететь...
Сгорела сирень – значит, нам за трамваем,
За нашим трамваем уже не успеть.
Сгорела сирень – значит, нам за трамваем,
За нашим трамваем уже не успеть.

В трамвае нашей памяти ни дыма, ни огня,
В трамвае нашей памяти всё умерло как будто...
Но жмётся под сидением пропавшая душа,
Забытая нечаянно на остановке гулкой.